Президент уходит из семьи, монахи – из Интернета

Монахи уходят из ИнтернетаТо, что в монастырях есть компьютеры, и сидят монахи в Интернете, меня обескуражило, когда несколько лет назад узнала об том. Признаюсь, что отнеслась к такому известию не так беспристрастно, как отношусь к новостям об очередном замужестве «звезды» шоу-бизнеса или эксклюзивном разводе президента. О последнем – узнала и узнала, осмыслила с философским подходом и успокоилась, хотя сначала это сообщение вызвало у меня какие-то эмоции. Ну, как же! Первое лицо государства! Какой пример подданным? Неужели все было так уж невмоготу, что сохранение хотя бы видимости брака было невозможно?

Многие пары, у которых не сложилось, живут вместе ради детей, хотя это и считается неправильным (я-то думаю, что с годами в большинстве случаев они понимают, что избежали ошибки). А здесь в семействе почти 150 миллионов детей! Как же жили раньше наши дедки и бабки? Не мне рассказывать, что происходило в семьях, и очень редко какая распадалась. Бывало, умиляюсь видом голубков, дотянувших до золотой свадьбы (часто удавалось встречать счастливчиков), а они такие признания делают о пережитом! И все выдержали, потому что женщина к мужчине относилась, как положено, а оба они к браку – по-христиански. Сама жалею о многом в собственной жизни. Больная тема.

Так вот, о монахах, которым патриарх Кирилл советует все-таки определиться, монастырь или Интернет. Честно говоря, даже вид «рассекающих» на иномарках настоятелей, сестер и братьев первое время шокировал. Да если бы и не на иномарках, а на горбатых «Запорожцах», все равно, казалось, что эти блага цивилизации для нас, простых грешников, но никак не для людей, принявших однажды решение выбрать для себя путь служения Господу. Автомобили, причем, меняются, как перчатки. Полагаю, есть средства для этого. Да и не только для этого, конечно. В каждом монастыре есть сундучки для пожертвований, и если я могу туда опустить десятку, то некоторые жертвуют суммы очень внушительные. Иначе на что делались бы ремонты, проводились реставрации разрушенных временем и людьми обителей? Суммы-то нужны космические. И вот такие пожертвования очень кстати. А для кого-то это отмывание души по типу отмывания денег.

Судить никого не берусь – не вправе. Просто дует какой-то ураганный ветер, который подхватывает нас и уносит из мира духовности в мир материальности. Его силы и стремительности хватает и на монахов. Интересно, через века будут ли потомки искать истину в поучениях наших современников, как это делаем мы сейчас, беря в руки «Заповеди Оптинских Старцев».  Правда, стоит ли придумывать новое, если там есть все подсказки для того, чтобы жизнь прожить в согласии с самим собой и Богом?

Президент уходит из семьи, монахи – из Интернета: 30 комментариев
  1. Как не вспомнить сербского патриарха Павла, передвигавшегося пешком или на трамвае и носившего залатаные ботинки. При том, что его архиереи катались на Мерседесах. Сербы почитали его, как живого святого. Зато монахи наверняка вздохнули с облегчением после его смерти — некого было теперь им ставить в пример.

    1. Правильно, святому место на небесах. 🙂 Кстати, не в контексте, потому не упомянула, что в наших монастырях далеко не каждому паломнику ночлег предоставят, даже если они с больными детьми ездят в поисках избавления. Была очевидцем таких постыдных ситуаций. Женский закрывается ровно в 8 вечера, и хоть умри, никто не откроет ворот.

        1. Да она и всегда была местом борьбы добра и зла. Сейчас информация открыта, и у нас есть что обсудить. 🙂

        2. Согласен на 100%.
          Вот иногда встречаю людей, некоторые на блоге пишут… вот в Библии так написано, я им говорю ведь Библию писал кто? Человек, он так же как и теперешние батюшки, подвластны соблазну и готовы трактовать Библию на свой лад.
          Я ничего плохого ни хочу сказать, я сам христианин и ВЕРЮ в Творца, в высшие силы, но не готов принимать изречения нынешних батюшек как последнюю инстанцию. Я их слушаю, извлекаю полезные моменты… Во общем они такие же как мы, но с властью над послушниками)
          То что пользуются интернетом это конечно хорошо, а вот что гоняют на мерсах — это уже плохо.

            1. Надежда, мы то и не расписаны вообще( Я думаю важность заключается ни в этом, а во взаимном понимании, уважении друг друга. Море примеров моих знакомых и товарищей, расписаны, были свадьбы, а потом через 2-3 года развод… Ну и что в этом хорошего?

              1. Я не к тому спросила. Дело каждого, оформлять ли брак официально или нет. Венчание — это совсем другое. Это не формальность. Честно! 🙂 Не могу передать словами.

  2. Ничего странного в пользовании технологиями нет — без разницы, монах то или не монах. Однако человеку, ушедшему от мира, не следует тащить за собой окно в оный мир в виде айфона или подобного девайса — смысл пропадает. Опять же, монаху, живущему в келье, не нужен даже горбатый Запорожец. Да даже простой телефон не нужен, иначе где ж тут уход от мира?

    А вот монаху, разъезжающему по делам монастыря — нужен. И интернет-представительство у монастыря может быть, а значит, может быть и контент-менеджер из числа монахов. И пятьсот лет назад было так, что монахи, несущие служение вне монастыря, получали одежду-обувку получше и сани для разъездов — однако же, их авторитет в собственно монашеских делах был меньше, чем у затворников. Так что нет ничего нового под луной.

    1. Нового-то нет ничего, однако, патриарх неспроста поднял этот вопрос, наверное. Опять же, запреты эти будут распространяться не на всех — на представительство не будут. Как во всей нашей системе.

      1. Система тут ни при чём. Описанная мной практика насчёт саней и сапог сложилась задолго до «системы».

        Применительно к женским монастырям, которые не открывают ворота: это может объясняться чисто человеческим факторов: «СТРАШНО!» Шут его знает, кто там за дверьми больным прикидывается на ночь глядя. Хотя монахи — такие люди, которые должны оставить всякое попечение, следовательно, открывать дверь всякому, но это так непросто, особенно в наш запуганный век с домофонами и решётками на окнах, да ещё с «выбросами бессознательного», призывающими к погрому «мироедов», «опиума» и т. п. Вот такая дилемма получается, и я не знаю, как бы её разрешила я, если бы была у той самой двери. Но я не в монастыре, мне можно решётки ставить не смущаясь.

        1. Юля, не домофон и не дверь, а обычные ворота. Трудник (мужчина!) ходит по территории, видит женщину с ребенком и даже не подходит. Понимаю, что женщине такое испытание было послано, и крышу над головой им предоставили в обычном доме культуры. У них даже еда с собой была, огромные сумки вещей. Говорю же, очевидцем и даже участником этой истории была. Можно было хотя бы подойти к воротам и поинтересоваться. А если бы им вообще грозила опасность? А мы еще говорим о человеческом безразличии.

          1. Оооо… Трудник-мужчина. Я чего-то совсем не курсе нынешних монастырских порядков.

            Про «послано испытание» надо говорить осторожно. Только сам человек (или его духовник) вправе дать такое определение ситуации. А раздавать такие утешения направо и налево не стоит. Особенно «здорово», когда оно звучит из уст стороны, причастной к возникновению «испытания» — ага, невиноватый я, это какое-то «испытание» само собой пришло. Такая «мода», увы, тоже встречается.

            1. Вот сейчас мысль закончу, и Вы меня поймете. Я-то имела в виду то, как женщина отнеслась к тому, что ей не открыли. Монастырь не принял! Внешне она была смиренна, а в душе? Вот я до сих пор бунтую, и это же неправильно. Потом она направилась в Тихвин, а там как? И сколько она уже прошла от Сибири (помнится, из Сибири она, или с Урала). Думаю, все зависит от людей, в первую очередь. А матушка у нас вообще диктатор. 🙂

  3. Абсолютно согласна с Борисом, что православная церковь стала бизнес-структурой. Вся деятельность направлена на получение выгоды. Пришел в церковь, а там ты никому не нужен, не подойти, не посоветоваться. Вера заменена религиозными обрядами, служба идет ради службы. Как войдешь туда с пустой душой, таким пустым и выйдешь.

    1. А я хотела сегодня сходить. Ну, очень надо! И не дошла. Встретился собеседник интересный на остановке. Добирался на кладбище. Из Питера, думаю. Традиция у него такая — 12 июня посещать могилки родителей. Говорил-то он сам с собой, но обращался ко мне. То есть, сидела слушала. Говорит, ни родители в церковь не ходили, ни он сам не ходит. А зачем, говорит, в церковь ходить — в рай проситься? Действительно, так ведь оно и есть. Вера на страхе построена. Верим в то, что нас покарают за плохие поступки или даже мысли. Человек волен сам без угрозы наказания делать выбор, как ему поступать и что думать.

  4. Все меняется в мире. Часто не легко принять эти перемены, но все же почему-то нет перемен к лучшему, или человек так устроен, что не привык их замечать.
    Исчезает духовность, нравственность, понятие семьи…

    1. Наташа, а что мы об этом знаем? То, что нам сообщают СМИ? Внутри каждого отдельного человека все есть, а исключения были всегда. Может, нам кажется, что масштаб проблемы изменился? Когда я была совсем маленькой, одна мать убила свою маленькую дочку. Мать была на пороге помешательства, потому что ее бросил муж. Не было никакого Интернета, телевидение только центральное, и эту историю знали только в городе, в области. Не более. Возможно, из газет или благодаря сарафанному радио. Теперь о таких случаях знает весь мир. Случается что-то в Магадане, а переживаем мы, живя на границе с Белоруссией.

      1. А о чем разговор? Человек погубит себя своим же разумом. Это ясно, как божий день.

    1. Если вдруг когда-нибудь мысль появится, вспомните меня? 🙂 Потом?

        1. Очень! Правда, не могу словами передать. Наверное, нет таких слов.

    1. Теперь столько разной информации, что поговорили и забыли быстренько.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *