Может ли одна безобидная фраза ранить душу ребенка на всю жизнь

Прочитала в блоге Евгении Безматерных потрясающую статью «Что таит в себе детское сердце», которая, во-первых, написана настолько по-доброму, что равнодушным никого не оставит, а, во-вторых, поднимает Женя вопрос, который мне покоя не дает всю жизнь. Если перефразировать ее слова, то это звучать будет примерно так: «Как можно ранить душу ребенка словом? Как из чистого, светлого, безоглядно всех любящего, забывающего и прощающего все боли и обиды младенца вырастает человек, в той или иной степени начиненный пороками? Что взрослые делают не так? Когда мы учим ребенка становиться жестоким, злопамятным, жадным?»

В комментарии поблагодарила автора за статью, а продолжить мысль решила здесь, у себя. И на то есть причина.

Новый год – пора подарков. Их делают и детям, и взрослым. Самые разные. В том числе и сладкие. Пока ребенка не было дома (уезжал на каникулы), гости для него оставили несколько коробочек конфет. С праздника конфет в доме было много, но это были именно его коробочки, подарок ему.

Привезли его поздно вечером, поэтому вручить я вручила, а открывать он их не стал.

На следующий день я вернулась домой уже после того, как он пришел из школы. Сразу обратила внимание, что обе конфетные упаковки пусты. По пути заходили друзья. Все стало понятно сразу.

– О, ты все конфеты съел?
­– Я не ел.
– Ребят угощал?
– Они сами.

Во мне все кипело. Не потому, что мальчики съели конфеты, а потому что знала, что это у них норма поведения: взять в чужом доме без разрешения.

За несколько дней до этого разговаривала с мамой такой же десятилетней девочки, спрашивала, как ведут себя в гостях дочкины подружки. Коротко и ясно мне было отвечено: «Мы не общаемся с детьми-беспризорниками. В нашем классе всех детей водят за ручку. Из школы – домой, и никуда никаких заходов по пути». Тогда я сопротивлялась: «Ну, у вас город, опасно, детей встречают в школе, а у нас сами домой идут. Родители на работе. Кто когда возвращается, не контролируется. Как я запрещу заходить школьным друзьям? Представляешь, если бы тебе ребенок сказал, что не хочет видеть твоих или папиных друзей у вас дома?».

Теперь я не могла успокоиться: «Ну, скажи, ты же в гостях не берешь ничего без спроса?». Это я задала риторический вопрос внуку. Знаю, что не берет и не просит. Однажды ушел в субботу к другу и долго не возвращался. Во время обеда мама мальчика угостила чаем с печенюшками. У нас друзья могут сказать: «А я кушать хочу».

Ребенку было явно не по себе. Что было в его маленькой головке, не знаю. Просто я пошла в разнос и продолжала: «Мы же тебя никогда не учили тому, как нужно вести себя прилично, но ты почему-то ведешь себя именно, как положено. А с ними что? Откуда такая невоспитанность?! В общем, чтобы больше никого не видела».

Монолог был закончен. Мальчик явно расстроился. Тогда я спросила: «Ты хочешь, чтобы они приходили после школы по-прежнему? Тогда скажи им, что бабушка обиделась из-за съеденных конфет и не хочет никого видеть. Пусть запрет будет хотя бы на денек. Должны же они как-то понять, что красиво, а что нет». Он, довольный, закивал головой в знак согласия – денек-то пережить можно.

Наша ситуация не такая, как у большинства, потому что живем на отшибе. Детей рядом нет. Тем мальчишкам до дому от школы идти еще дальше. Встретиться на улице в свободное время, чтобы погулять, не всегда получается.

Вот рассказала сейчас об одном случае и совсем не претендую на то, что вела себя правильно. Наоборот. Во-первых, раздраженность, которая вызвана наплывом неприятных событий последних дней. Во-вторых, вольно или невольно, я оставила какой-то неправильный след в душе ребенка. И, в-третьих, те одноклассники – они разве виноваты в том, что не знают о том, что хамство непозволительно в любом проявлении. А тут вдруг я выступлю таким воспитателем. Тем более, у меня уже есть похожий опыт.

Когда старший сын в школе еще учился, в младших классах, к нему зашел друг. Наверное, он буркнул «Здравствуйте» себе под нос. По крайней мере, я не услышала и при нем в третьем лице спросила сына, а что, твой друг не умеет здороваться? Через много лет, когда мальчики стали взрослыми, он (друг) рассказал, что переживал всю свою детскую жизнь о том инциденте, переживал обиду. Вот ведь как бывает. В общем, очень жду, что все, кто прочитает, выскажутся по этому поводу. Любые мнения приму с благодарностью.

Может ли одна безобидная фраза ранить душу ребенка на всю жизнь: 10 комментариев
  1. Иногда вот такие мелочи (недосказанности) могут и правда в душе отложиться. Чтобы такого не было, нужно научиться просто спокойно обсуждать все моменты. Садиться рядом или на расстоянии и разговаривать). Каждый из нас воспринимает происходящее по-своему, и иногда неплохо бы знать, как воспринимает ситуацию другой человек, перед тем как делать выводы или начинать расстраиваться.

    Со старым новым годом вас! Понимания, приятных событий и успехов во всем)

    1. Большое спасибо! Вы полагаете, что расстраиваюсь раньше времени? Обсуждать легко со взрослым человеком — там мы говорим на понятном друг другу языке. Но все равно последую Вашему совету и попробую подойти с другой стороны, чтобы не приходилось домысливать. И Вас со старым Новым годом и лучших пожеланий!

  2. Вопросы воспитания всегда будут самыми сложными. Вот вроде с одной стороны, как сделать из ребенка достойного гражданина. А с другой — кого он должен быть достоин? И должен ли?
    Меня родители тоже хорошо воспитали — лишнего в гостях не брала и не просила. Но став взрослой продолжаю стесняться. И каждый раз наступаю себе на горло и давлю пятками мысль: «А что люди скажут?».
    Судить насколько хорошо ведет себя ребенок — это как? по отношению к кому или чему? Где эти рамки и грани воспитанного человека?

    1. В том и дело, что рамки у каждого свои. У меня — одни, у родителей мальчишек — другие. Все очень относительно, и я тоже стесняюсь многого. Тоже так воспитывали. И тоже мешает иногда. Но растить из ребенка безбашенного хама, эгоиста, который думает о себе, а остальное ему пофиг, это все равно неправильно. Опять-таки, это мнение мое. Людям дана свобода выбора.

      1. В таком случае остается только надеяться, что эти мальчики вырастут и поумнеют. Или наши детки вырастут, станут самодостаточными для того, чтобы решать с кем дружить, а с кем нет.

        1. 🙂 Это ваши детки, а «наши» детки четко уже понимают, что хорошо и что плохо. У нас в классе есть мальчик, слабенький очень от рождения, с пороком сердца. Наш его опекает постоянно, а однажды даже подрался из-за него: «Бабушка, у Вани сердце больное! Он может умереть, а они его толкнули». Да, такие серьезные проблемы в жизни детей, а я тут со своими конфетами. Когда собственные дети росли, никогда не выбирала им друзей, с кем бы ни дружили, из каких семей ни были бы дети. Жизнь все расставила по местам.

          1. Надежда, у Вас такой колоссальный опыт (я теперь буду знать у кого совет можно спросит :))! И внуки уже настолько воспитаны. Я тут подумала. Дело ведь не в воспитании? А принципах, заложенных в нас самих. Бывают, конечно, разные случаи. Но в основном дети — это не 100%, но копии родителей. У Вас другого внука и не могло быть.

            1. Дело в том, дорогая, что сам факт, что ребенок растет с бабушкой — это уже аномально, какая бы я ни была «крутая». Они с мамой любят друг друга безумно, скорее, как брат с сестрой. Но пока нам удобнее так — мама платит ипотеку, а у нас приличной работы нет. Вот живет он со мной и какой-то он не такой, как другие ребята. Ботаник. Читать любит, все своих героев куда-то в списки записывает. Учится хорошо, уроки делает сам, забывает о бытовых мелочах напрочь. Девчонки его стали на дни рождения приглашать, а других мальчишек не приглашают. Заигрывают. Он понять еще не может, что происходит. А девочки-то взрослеют раньше. Они понимают: и не обидит, и учится хорошо. Не знаю, доживу ли до того времени, чтобы увидеть, что из него получится. Любят его все дяди и тети. Летом, когда попал с аппендицитом гангренозным, все на уши встали. В общем, вот. 🙂 Что-то понесло меня. А Ваша малышка вырастет вообще замечательной, потому что она не в аномальной среде живет, а рядом с любящими и думающими родителями.

  3. Для ребенка с течением времени важнее мнения родных становится мнение группы о нем, поэтому он может разрешить делать друзьям то, что не нравится ему — из боязни осуждения сверстников или потери этой дружбы.
    Имело смысл дружески расспросить, что за ребята были, кто они, чем любят увлекаться и т.д., прежде чем перейти к конфетам:)
    Тогда ребенок почувствовал бы, что Вам интересны его друзья и, возможно, разговор о конфетах получился бы легким и естественным.
    А Вам, возможно, стал бы понятнее ребенок — ведь выяснить для себя даже то, ведущий он в группе или ведомый, очень важно. Я уже не говорю о том, что понимание того, что ребенку на самом деле интересно, служит основой бесконфликтного и приятного взаимодействия вообще.
    В данном же случае он вполне мог для себя решить, что конфеты оказались намного важнее его и его друзей.
    Думать о том, что Вы очень хотели, чтобы и ему достались эти конфеты, он точно не будет.
    И выводы он сделал совсем не те, которые устроили бы взрослого в данной ситуации.
    Они ведь устроены совсем иначе:)

    1. Марина, дело в том, что я знаю его друзей, и знаю их взаимоотношения. Он точно не ведомый. Но и не ведущий. Он сам по себе. Друг и него один — он одного считает другом. Остальные мальчики — просто одноклассники, приятели, и кто-то с кем-то дружит. И ссорятся, и на время становятся чьими-то чужими друзьями. Потом все встает на свои места.
      Спасибо большое Вам за «разбор полета» моего. Все равно, если бы Вы оказались неправы, ситуации бы не возникло.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *